Откуда взялся "Гипер"?

Сегодня никого не удивишь моноластами "гипер". Их изобретателем является Заслуженный мастер спорта СССР Евгений Сергеевич Андронов. И лишь немногие знают, что подводным спортом Евгений Андронов начал заниматься в Красноярске, а первую свою моноласту он сделал в мастерской "Дианемы".

Евгений Андронов о своей спортивной карьере и о работе конструктора ласт "последнего поколения".

«В 1970 году я наконец-то начал заниматься в бассейне города Красноярска. До этого четыре года меня не брали в бассейн, так как там брали только своих, а у меня родственники не работали на заводе СИБТЯЖМАШ, а теперь для классического плавания я или перерос, или был слабым. В тот момент мой будущий первый тренер, Г.Тренихин, набирал в группу скоростного подводного плавания детей до 15 лет, и хотя мне было уже 16, но, поскольку моя мама уже стала работать в бас­сейне СИБТЯЖМАШ, меня взяли плавать “по блату”.

Моя первая тренировка была 16 ноября, и с того момента по на­стоящее время я занимаюсь плаванием в ластах, правда, сейчас уже в ка­честве тренера. С первых тренировок я увидел длинные ласты, а через две недели занятий попробовал титановые ласты, а еще через неделю из стеклотекстолита. На следующей тренировке я их сломал! Это было... трудно даже описать. Тренер стал объяснять, как сложно они получают­ся!!! Нужно: достать стеклотекстолит, отдать его на завод, на фрезерном станке снять под нужным углом конус (так же фрезеровали и титановые пластины), купить ласты “дельфин”, обработать, подготовить дополни­тельные детали, достать 88-й клей и резиновый, а потом собрать. А “ти­тановые” ласты вулканизовали, так как приклеить к титану резину было сложно. Так я узнал технологию изготовления ласт. В дальнейшем тренер сказал, что можно стеклотекстолит “сло­ить” - снимать слои стеклоткани с пластины. Я этим сильно заинтересо­вался и решил попробовать. Дома на полу я начал “слоить” уже готовые пластины, которые мы вырезали из большого листа у А.Фрейдмана в гараже. Так я сделал свои первые ласты.

Тренер нам много рассказывал, что появилась моноласта и плавает в ней Турукало в Казахстане. У меня все больше и больше разгорался интерес к изготовлению ласт. Через два года я перешел в клуб “Дианема”. Там я повышал свое спортивное и техническое мастерство, сделал свою первую моноласту уже не дома, а в мастерской в подвале бассейна. Плавали в ней все, у кого получалось. На тот момент о технике мало ду­мали, результаты росли у того, кто больше тренировался. Да и плавали в моноласте только короткие дистанции под водой.

6 ноября 1974 года меня призвали в ряды Вооруженных сил СССР. После окончания курса молодого бойца меня командировали в СКА Сиб ВО. Началась новая, более интересная жизнь. В СКА было много знаменитостей. Я получал большие физические нагрузки, мы тренирова­лись три раза в день - декабрь-январь, а остальное время по две трени­ровки. В.Сучков предложил: давайте проплывем 100 километров за не­делю. Проплыли. Без последствий такие тренировки не проходили: очень сильно выматывались физически и морально. Ноги стирали силь­но, и самое страшное - натирали надкостницу на взъеме стопы. Некото­рым спортсменам даже делали операцию. А у меня один раз эта надко­стница сильно воспалилась и нога раздулась, как резиновая перчатка. Это было на чемпионате ВС в Москве, замораживал ногу хлорэтилом, с мылом кое-как одевал моно, проплывал дистанцию и еще раз заморажи­вал, чтобы было не больно.

Придя в СКА, я продолжал плавать в раздельных ластах “поверху”. Но развитие техники плавания шло дальше. Я постепенно перешёл на мо­но и стал плавать под водой 400 и 800 метров. Результаты были не очень, и на чемпионате ВС СССР в Ленинграде в 1976 году я был “далеко от призов”. Затем мы переехали в Челябинск на зону Кубка России - Урала, Сибири и Дальнего Востока, где я в эстафете 4x200 метров проплыл в мо­но. Было непривычно: при плавании под водой руками не работали, а по­верху надо делать один цикл руками на 50 метров, и руки держать вместе (а не рука на руку как сейчас), из-за этого надо было менять дыхание и перестраиваться с одного ритма на другой. Такой сложности я не ожидал. Мы с моим тренером, А.М.Тыриным, решили, что на предстоящем Кубке СССР в Киеве я поплыву 200 метров в моно. Там я выиграл крупные со­ревнования в первый раз. А летом на чемпионате СССР в Днепродзер­жинске я установил личный рекорд - рекорд мира, стал впервые чемпио­ном СССР и вошел кандидатом в сборную СССР на участие в первом чемпионате мира, который проходил в Ганновере, ФРГ.

Мысль о творчестве меня не покидала. Было с кого брать пример. А.Салмин делал что-то новое, В.Загозин все вылизывал до филигран­ной чистоты, В.Сучков предлагал что-то экстравагантное, другие спорт­смены тоже привносили что-то свое. В Новосибирске я приобрел боль­шой опыт по изготовлению ласт.

В Новосибирске за год я делал до 20 моно. Одинаковых ласт прак­тически не было, всё что-то искали. Делали калоши разнообразных форм. Делали разнообразные пластины: в форме гитары (или груши), продолговатые, широкие. “Слоили” пластины по-разному: с пазами раз­личной величины, волнообразно, лесенкой... Приходилось изучать стек­лотекстолит: какой дольше работает, а какой быстрее ломается, но больших сдвигов в скорости не было. Поэтому говорили: “пахать надо”. И пахали. Спорт развивался. Гребки руками отменили. Результаты стали расти. Но, я, имея привычку работать руками, никак не мог их соединить “рука на руку”. Я учился этому почти три года, с трудом научился.

В 1983 году по приглашению Салмина я переехал в Смоленск и за­нялся подводным ориентированием. Хороший вид спорта, и это еще очень мало сказано. Он воспитывает в человеке способность находить правильное решение в критической ситуации, что мне помогло в даль­нейшем. Много думал о создании ласт, которые могли бы дать значи­тельный прирост скорости. Но думать - это мало, нужно что-то делать. Я познакомился с работами Орлова, изучал моноласты, консультировал­ся у Салмина, Гундарева. Они рассказали мне о подъемной силе крыла и аэродинамических особенностях. Но, имея уже наработки по новым лас­там, я решил идти своим путем.

В 1994 году я сделал первую ласту моно. Она дала одну секунду на 100 метров. Два месяца каждый день я тестировал моно, сравнивал старые и новые моно, плавая 4 раза по 100 метров, 8 раз - по 100 метров и т.д. Через два года услышал, что в Томске поставили крыло на ласту, и я попробовал поставить свое крыло. Как я думаю, у меня получилось, по­плыл быстрее, одна секунда минус. Этой детали я дал название “компен­сатор неправильной атаки крыла”. А начал конструировать новые моно с заднего обтекателя, эта деталь дала идею новых ласт, а “угол” к лопасти я ставил еще в восьмидесятых годах, но тогда дело дальше не пошло. По истечении многих лет интенсивной работы, соединив всё необходимое: углы, обтекатели, размеры, пропорции, размещение в нужных точках дета­лей, отвечающих за правильную работу, подобрав нужную резину и клей, я соединил все это в единое целое и получил моноласту, способную сбросить до четырех секунд на 100 метров.

В 1996 году на чемпионате мира по подводному ориентированию в Эстонии я дал ее проплыть Янчуку и Копцевой. Они неожиданно стали чемпионами мира.

В 1999 году я решил, что скоро пенсия, надо заканчивать с ориенти­рованием и заниматься скоростными видами. В Пикалёво я предложил ве­дущим спортсменам попробовать новые ласты. На это решился П.В.Тим­ченко. Он разрешил своим спортсменам пробовать новые ласты и не про­гадал, хотя многие тренеры тогда отнеслись с недоверием к новому.

Ласты попробовали, и они дали о себе знать. М.Максимов плыл в них на чемпионате Европы в Греции, где установил мировой рекорд в плавании на 100 метров под водой. В 2000 году в Санкт-Петербурге проходило юношеское первенство Европы. Разгорелись большие споры о допуске моих ласт. На этих соревнованиях был Базиль Граматикас, он лично попробовал ласты в воде и дал добро, сказав, что получил удо­вольствие от плавания в этих ластах. Но на этом споры не закончились. Было много недовольных тренеров, которые писали письма, чтобы эти ласты не допускали к соревнованиям. На следующий год в Праге со­стоялось заседание комиссии СМАS, где рассматривался вопрос о при­знании новых ласт. На нем присутствовали: Ю.Каразаев, П.Тимченко и я. Все мы принимали участие в защите ласт. Комиссия, рассмотрев неко­торые вопросы, дала положительный ответ.

Началось производство ласт новой модели, а до этого я дал ласты на пробу венграм, французам, грекам. Австрийцы и многие другие уже имели на руках мои ласты. Началось копирование моих ласт. Лишь толь­ко братья Гранкины и Шумков сделали свои модели, и у них отлично по­лучилось, а хотелось бы, чтобы и другие производители делали что-то свое, а не просто копировали, делая свой бизнес. Тогда интереснее было бы. Все-таки наш спорт технический, а на фабричных ластах, где не учи­тываются интересы конкретных людей, мы далеко не уплывем. Кроме то­го, даже у передовых фабричных ласт есть недоработки в материалах и конструировании.

Спортсмены моей команды плавают в новых ластах. Когда я дал им попробовать старую модель ласт, они спросили - как вы плавали в таких “лопатах”? Мы раньше называли так ласты, и было много неудобств и болячек, но других ласт не было, а новых мы не знали. Одна девушка, надев новую модель ласт, воскликнула: “Как в комнатных тапочках!” Да, действительно, если ласты специально сделаны для конкретного че­ловека, этот человек получает удовольствие и в ощущениях, и в скоро­сти. Когда я в 1996 году “вынес в свет” свои ласты, естественно, они, как и все новое, были детально обсуждены. А.Далидович сказал, что 0,5 се­кунды на 100 метров - это уже революция в подводном спорте, другие говорили: “Надо патентовать”. И.Компус сказал: “Я тридцать лет ждал, когда же появится что-то новое”. А.Антонычев попробовал ласту и вос­хищенно произнес: “Гиперболоид!”, и с тех пор стали их так называть, сокращенно “Гипер”. В дальнейшем каждой ласте давали имя. Например “Борутка”. Я дал словенцу Яну Боруту моно в 1998 году на пробу домой. Через 10 месяцев он вернул ее: не подошла. В ней стал плавать М.Мак­симов. В Греции он в ней установил рекорд мира. Стал в ней готовиться на чемпионат мира 2000 года, где выиграл 400 метров под водой с но­вым мировым рекордом. М.Черченко в ней не один раз выигрывал чем­пионат мира и чемпионат Европы, и другие спортсмены выполняли вы­сокие нормативы. “Борутка” сейчас у меня в команде - в ней трениру­ются дети. Таких ласт, которым за 10 лет, у меня несколько. Ласта “Бэтман” была изготовлена в 1999 году для ориентирования, когда я еще сам там плавал. Один раз я решил посчитать, сколько человек плавало в этой ласте на чемпионате России: тринадцать. Сейчас “Бэтман” в Воронеже, в ней выступают на соревнованиях. Мне много приходится эксперименти­ровать, пробовать, поэтому некоторые спортсмены бывают не очень довольны моими ластами. Сейчас я стараюсь делать такие ласты, чтобы ими все были довольны. Кроме того, плохие ласты делать не выгодно».

Просмотров: 1204

Все статьи